Ворота и башни крепости в Судаке

15 февраля 2012 - admin
article61.jpg

Осмотр крепости удобнее всего начинать  с ворот. Они представляют собой полуовальный вверху проем шириной 3,7 м в мощной стене, соединяющей две боевые привратные башни. Ориентированы ворота на север. Полагают, что проем закрывался цельным полотном, по-видимому, из дерева, обитого железом, поэтому ворота не распахивались, а поднимались и опускались на блоках.

Осмотр крепости удобнее всего начинать  с ворот. Они представляют собой полуовальный вверху проем шириной 3,7 м в мощной стене, соединяющей две боевые привратные башни. Ориентированы ворота на север. Полагают, что проем закрывался цельным полотном, по-видимому, из дерева, обитого железом, поэтому ворота не распахивались, а поднимались и опускались на блоках. При помощи подъемного механизма полотно ворот сколь­зило по пазам, которые хорошо видны и теперь.

Над воротами находится небольшая малозаметная плита с высеченной над ней надписью на средневековой латыни (как и все остальные надписи на оборонительных сооружениях крепости). В  настоящее  время  надвратная надпись читается очень плохо, так как сильно выветрилась. В. 11. Юргевич перевел ее в прошлом веке так: "1389 года, девятого дня июля. Во время управления отличного и могущественного мужа, господина Батиста Ди Зоали, прежде Андоло, достопочтенного консула Солдайи. Богу благодарение".
Подобные надписи, указывающие время окончания постройки и имя консула, при котором она производилась, были обычной формулой, своего рода "каменной печатью" и ставились на всех важнейших крепостных объектах.
 
Перед крепостными воротами расположено предмостное укрепление (барбакан), состоящее из полукруглой оградной стены, которая опирается своими крыльями с запада на правую превратную башню, а с востока на стену за левой превратной башней. В первоначальном виде сохранилась лишь северная часть этого укрепления, восточная разрушена до фундамента, западная реставрирована. В северной части стены частично уцелели выходные створчатые ворота. Толщина стены у этих ворот достигает 1,6 м.
Назначение барбакана состояло в том, чтобы усилить оборону главного входа в крепость. Может быть, вдоль стены предмостного укрепления на некотором расстоянии от нее проходил с северной стороны наполненный водой ров, через который перебрасывался подъемный мост. Однако существованне такого рва с водой лишь предположительно, ибо сам барбакан играл роль рва, как и протейхизма (передовая оборонительная стена) в античных крепостях: противник, оказавшийся в промежутке между двумя стенами, основной и передовой, попадал как бы в зону смерти, простреливаемую насквозь, где невозможны ни маневр, ни даже отступление.
Передняя стена барбакана отстояла от главных крепостных ворот более чем на 10 м, общая площадь его составляла свыше 200 кв. м. По всей вероятности, перед барбаканом был наполненный водой ров.
Трехэтажные привратные башни были построены под некоторым углом но отношению друг в другу таким образом, чтобы можно было обеспечить ведение перекрестного обстрела на всем пространстве перед главными воротами.
 
Ворота и башни Судака
 
Привратные башни, как и большинство других, были, видимо, открытыми, т. е. имели лишь три стены, без четвертой со стороны крепости. Такие открытые башни еще называют трехстенными. Башни открытого типа давали возможность командованию крепости во время боя следить за действиями защитников каждой из башен одновременно и регулировать силы обороны, маневрируя резервами. Кроме того, в случае проникновения врага в крепость ему невозможно было использовать башни, открытые в сторону города. Так что открытые башни имели ряд преимуществ перед закрытыми. Кстати, и постройка их обходилась дешевле.
Однако вопрос о том, были ли привратные башни открытыми, нельзя считать бесспорным. Закрытым мог быть только нижний этаж. На это указывают и некоторые археологические данные.
 
Этажи башен разделялись деревянными перекрытиями. Такие перекрытия были практичнее каменных. Они не распирали стен башни при ударах тарана, при обвалах не угрожали жизни защитников, находившихся на нижних этажах. Деревянные настилы в случае нужды снимались или уничтожались огнем. Их даже не прибивали, чтобы можно было быстро снять в случае прорыва врага.
Западная привратная башня (как, впрочем, и все другие башни крепости, на которых сохранились надписи об их постройке) ныне обозначается именем руководившего ее возведением солдайского консула Якобо Торселло. Надпись на плите, вставленной в северную стену башни, гласит (перевод В. Н. Юргевича): "...в первый день августа, во время управления отличного и могущественного мужа, господина Якобо Торселло, достопочтенного консула и коменданта Солдайи".
Верхняя часть плиты жестоко пострадала от времени, и год возведения башни теперь не виден. Но путешественники XVIII и первой половины XIX в. еще имели возможность читать эту надпись полностью, хотя последняя цифра и вызывала споры среди ученых. Так, Одерико и Вексель указывали на 1380 или 1382 г., Юргевич - на 1385 г., Скржинская полагает, что Одерико и Ваксель, вероятно, приняли V за II.
 
Периметр башни по внутреннему обмеру стен: с северной стороны - 5 м, с западной - 10,6 м, с восточной - 4,8 м. Низ башни укреплен каменным пологим откосом - контрфорсом. Этот контрфорс относится, видимо, к XVI-XVII вв., т. е. построен уже турками. При раскопках контрфорса обнаружено три слоя кладки. Один из них более ранний, другой турецкого времени и, наконец, третий конца XIX в., когда под руководством А. Л. Бертье-Делагарда проводились реставра-ционно-охранительные работы.
Боевое назначение контрфорса состояло в том, что от него отскакивали камни, сброшенные вниз защитниками крепости, что, естественно, увеличивало площадь и возможности поражения противника. Контрфорс не только укреплял башню, но и повышал ее военно-оборонительный потенциал.
В нижнем боевом ярусе башни прорезаны узкие щели - бойницы, выше них, в следующем ярусе, устроены прямоугольные амбразуры, причем расширяющиеся не наружу, а внутрь башни нишами, где, по всей вероятности, устанавливались бомбарды-баллисты. С западной стороны к башне примыкает помещение с остатками камина. Скорее всего, оно служило караульным помещением для дежурной стражи.
 
Во время раскопок внутри башни Торселло в 1972 г. на глубине 5 м М. А. Фронджуло обнаружены стены высотой 2,2 и шириной 1,65 м и фундамент византийской башни XI в.
С юго-запада к башне примыкают фундаменты стены, ограждавшей казармы гарнизона Сугдеи-Солдайи. На территории казарм находились жилые и хозяйственные постройки и, судя по камням со следами фресок, гарнизонная капелла.
 
Восточная привратная башня, называемая башней Бернабо ди Франки ди Пагано, была построена намного позже, чем западная. Под ее бойницей видно гнездо для плиты с надписью. Считают, что именно от этой башни хранится плита в Одесском историко-археологическом музее. Чтение надписи на плите вызвало среди исследователей разногласия. В. Н. Юргевич читал ее следующим образом: "1414 года, в четвертый день июня, постройка настоящей крепости вся окончена во время управления именитого и могущественного мужа, господина Бернабо ди Франки ди Па-гано, достопочтенного консула, главного казначея, коменданта и военачальника Солдайи".
Надпись истолкована В. Н. Юргевичем как свидетельство окончания постройки в 1414 г. всей крепости, а не отдельной башни.
Б. Ч. Скржинская расшифровывает надпись иначе: "В 1414 году, в четвертый день июня, во время правления именитого и могущественного мужа господина Бернабо ди Франки ди Пагано, достопочтенного консула, главного казначея и военачальника Солдайи, было полностью законченно сооружение моста крепости Святого Креста". По мнению Е. Ч. Скржинской, крепость Святого Креста и крепость Соддайя - понятия идентичные.
 
Интересно отметить, что при обоих вариантах переводов надписи мы не видим в ней одной детали - речи о постройке той самой башни, которая названа именем достославного консула. Видимо, целесообразно говорить поэтому "так называемая башня Бернабо ди Франки ди Пагано".
Длина стен этой башни по внутреннему обмеру с север ной стороны равна 4,2 м, с восточной 5 м, а с западной 7,3 м. Внизу башни находятся бойницы, вверху-четыре окна-амбразуры, подобные тем, что в башне Якобо Торселло. Внутри башни на стенах видны консоли, по которым опускались деревянные перекрытия ярусных настилов. На стене, обращенной к воротам, имеется несколько расположенных без всякой системы камней с высеченными на них крестами. У южного основания башни найдены ступени лестницы, по которой воины поднимались на башню и стены. Над воротами обе башни соединяются каменным переходом с окном-бойницей посередине. Это окно освещало помещение для стражей, поднимавших и опускавших крепостные ворота и мост.
 
Против крепостных ворот, на небольшом расстоянии ( примерно в 100 м) от барбакана, там, где теперь проходит дорога, находится фонтан. Он снабжался водой, подаваемой по водостокам, сохранившимся от генуэзских, а возможно, и более ранних времен. Во время археологических раскопок обнаружены трубы водопровода,   который, по-видимому,  шел от верхней части Крепостной горы вниз, к воротам. Как считают   А. И. и Ю. А. Полкановы,   в системе водоснабжения крепости был использован закон сообщающихся сосудов: возможно, вода в город подавалась по трубам самотеком от источника на горе Перчем (она выше Крепостной горы), а затем распределялась по городу. При прокладке траншеи для канализации на Приморской улице (южнее фонтана) выявлены четыре нитки гончарных труб, которые шли по направлению к главным воротам города-крепости. Можно предположить, что сохранившийся фонтан как архитектурное сооружение    сравнительно    позднего   происхождения (XVIII- XIX вв.).
Судя по надписям на каменных плитах, вставленных в стены при окончании строительства, первое крепостное сооружение было возведено генуэзцами в 1371, а последнее-в 1469 г. Ряд плит обнаружен в разных местах не только самой крепости, но и близлежащей округи, некоторые из них трудно соотнести с какими-либо определенными объектами.
Такова я самая ранняя плита (1371 г.), ныне хранящаяся в Одесском археологическом музее. Надпись на ней свидетельствует о строительстве какой-то части крепости - стены или башни в правление консула Леонардо Тартаро.
 
Плита с надписью 1469 г. резко отлична от всех прежних своей геральдикой: вместо герба Генуи в центре помещено изображение Богоматери. Это объясняется тем, что с 1464 по 1478 г. Генуя находилась в подчинении миланских герцогов Сфорца. В этих условиях солдайский консул не смог вставить в официальную надпись герб потерявшей самостоятельность Генуэзской республики.
В конце XVIII в. эта плита еще находилась в стене над воротами Судакской крепости. По мнению Е. Ч. Скржинской, которая перевела надпись на плите, текст ее следует понимать в том смысле, что консул Бернардо ди Амико подпраил и усилил ворота в крепость, но отнюдь не воздвигал их.
 
Когда же были воздвигнуты городские ворота? Ответить на этот вопрос помогут, вероятно, археологические раскопки, которые в настоящее время проводятся в связи с реставрационными   работами    экспедицией   Института археологии АН УССР. Археологи уже обнаружили перед проезжей частью главных городских ворот металлообрабатывающую мастерскую, погибшую в результате пожара в конце XIV в. и перекрытую в 1414 г. башней Бернабо ди Франки ди Пагано и крепостными воротами. Существование на этом месте мастерской, по мнению археологов, не исключает наличие здесь ворот в предшествующий, византийский период (на с. 55 уже говорилось о раскопках М. А. Фронджуло).
 
Вызывает споры вопрос о том, венчали или нет привратные башни зубцы. Разрешение всех вопросов, связанных с главными воротами, очень важно, так как в настоящее время идет их консервация и частичная реставрация.

Нет комментариев. Ваш будет первым!